Архив рубрики ‘Биомедицинская этика’

22Тема техники в философской литературе послевоенного времени приоб­рела важнейшее значение. Само понятие техники трактуется весьма широко. В предельно универсализированном смысле термин «техника» подразумева­ет общий комплекс средств, позволяющих человеку повысить эффектив­ность своей деятельности. Это, по сути дела, целая искусственная среда, созданная человеком и обеспечивающая ему условия для жизнедеятельнос­ти. Сюда относят не только собственно материальные технические системы, но и различные интеллектуальные технологии, социальные «инструмен­ты» — от общественных институтов до специальных практик и техник (образовательных, психотерапевтических, управленческих, масс-медиа и др.). Обсуждение философами феномена универсализации техники пока­зывает серьезную озабоченность современного человека разработкой инструментов во всех сферах жизни. Тема универсализации техники свя­зана с тонкими и сложнейшими проблемами современности. Действи­тельно, существует своего рода глобальная технологическая, инструмен­тальная направленность современного мышления. На нее указывалв свое время такие проницательные критики общества, как М. Хоркхай-мер в книге «К критике инструментального разума» (1967) и Т. Адорно (например, М. Хоркхаймер. Что такое инструментальный разум, или разум, зацикленный на разработке инструментов, техники и технологий? В чем состоит опасность, связанная с их разрастанием?

Дело в том, что инструментальный разум занимается только средства­ми, только способами достижения целей, но он не обсуждает того, каковы вообще эти цели сами по себе, каковы их смысл и ценность. Но на самом деле существует тесная зависимость средств и целей. Ведь с приобретением новых средств мы можем ставить себе и новые цели. Поэтому расширение

инструментальной сферы само по себе обладает важным целеобразующим свойством. Существует своеобразная закономерность: чем более мощным является данное средство и чем более разнообразен спектр его достижений, тем интенсивнее оно трансформируется в самоцель. Иными словами, уни­версальность и мощность средства превращают его в цель. Примером этого являются, например, денежные отношения. Будучи в идеале лишь средством регуляции экономических взаимоотношений, денежное хозяйство становит­ся средством достижения всех целей, т.е. обладание деньгами самими по себе становится самоцелью. Другим примером такой трансформации мо­жет служить настораживающая тенденция (о которой говорилось в § 6.1) превращения компьютеризации в самоцель; одна из причин этого в уни­версальном характере возможностей, присущих компьютеру.

культура славянИнформационная глобализация, пожалуй, наиболее яркая черта совре­менного этапа постиндустриальной перестройки лидирующих государств. Вообще же постиндустриальные процессы — усиление наукоемких отрас­лей деятельности и снижение роли промышленности — начались уже в 60­70-е гг. XX в., но полностью постиндустриальное общество стало явью в 1980-1990-е гг. Это выразилось во множестве серьезных общественных изменений в преобладании «сервисной» экономики в лидирующих странах, существенном возрастаниеи роли интеллектуальных технологий, индустрии знаний, росте количества работников интеллектуальной сферы, достижение высокого уровня жизни, относительном замыканим экономики и финансо­вых потоков развитых стран на собственных внутренних потребностях1. Таким образом, сегодня науке принадлежит ведущая роль в мировоз­зренческих ориентирах современной цивилизации. Сциентизация, инфор­матизация, постиндустриализация являются важнейшими общественными процессами. В наши дни не только экономика и политика, но фактически все сферы общественной жизни оказываются под глубоким воздействием науки. Наука вошла в быт, здравоохранение, управление, военное дело и даже искусство, развлечения и сами человеческие отношения. Под влия­нием новых научных открытий, усовершенствований и изобретений непре­рывно изменяются условия и среда жизнедеятельности общества. Модер­низация, или осовременивание, происходит не только безостановочно, но и в режиме возрастающего ускорения. Необходимость осмыслить этот про­цесс приводит нас к анализу обобщенного феномена техники.

9Экономическое благосостояние стран непосредственно зависит от состояния науки. Авангард в политико-экономическом состязании со­ставляют те страны, которые лидируют в наукоемких технологиях, произ­водят наиболее мощные информационные, производственные, интеллек­туальные системы и средства. Страны, которые не выдерживают темпа состязания (или вообще не участвуют в нем), быстро попадают в «тупик» социального развития, обречены играть бесперспективную, вечно вторую роль на международной арене. Убедительным примером этого может слу­жить развал Советского Союза к началу 1990-х гг. Ищут разные причины объяснения данного феномена, в т.ч. и субъективного характера. Но не стоит забывать и о том, что уже с 1970-х гг. СССР заметно терял свой экономический и технологический потенциал, что привело к объективно­му выключению его из политико-экономической гонки. Роль науки, научных знаний и технологий в жизни развитых стран на­столько велика, что сегодня, говоря о них, используют термин «пост­индустриальное общество». Это понятие еще в 1960-е гг. предложил американский социологДэниел Белл. Концепцию постиндустриального об­щества развивали также А. Тоффлер, А. Турен и др.

Согласно этой концеп­ции прежний индустриальный тип хозяйствования перестал играть веду­щую роль в жизни современного общества. Наиболее перспективные пути теперь открываются перед теми странами, которые осуществляют (и во многом уже осуществили) интеллектуально-информационный прорыв. Как известно, в последнее десятилетие, примерно с 1993 г. Происходят события исключительной важности, связанные со становлением глобальной информационной сети Интернет. Уже сейчас ясно, что на наших глазах осу­ществляются революционные преобразования во всех сферах жизни. Может быть, информационная глобализация — это один из самых серьезных ка­чественных скачков в человеческой истории, о возможных последствиях которого мы пока даже не имеем представления. Разработка и внедрение информационных технологий становятся сегодня важнейшим фактором государственной политики в лидирующих странах. Интернет — это новая реальность, новое информационное пространство. Интернет радикально изменяет быт, образование, здравоохранение, управление, бизнес и другие сферы, создаем возможность работать в них «со скоростью мысли».

23Бурное развитие науки в XX в. привело к радикальным изменениям во всех сферах общественной жизни. Эти изменения столь многогранны к противоречивы, что дать им однозначную оценку не представляется возможным. Отношение общественности к результатам научной деятель­ности тоже достаточно сложное. В прежние времена наука оценивалась как безусловно прогрессивное явление. Скажем, еще в 60-70-е гг. XX в. в ходу был термин научно-технический прогресс. В отечественной лите­ратуре того периода излюбленной темой была также тема научно-техни­ческой революции. Для последних двух десятилетий характерно, напро­тив, более сдержанное отношение к науке и ее плодам. Поэтому, говоря о влиянии науки на глобальные процессы общественной жизни, разумнее было бы, видимо, не использовать для его обозначения какие-то явно оце­ночные категории, а употреблять относительно нейтральный термин «мо­дернизация общественной жизни», понимая под этим сложное явление, которое подлежит вдумчивому изучению. Наука тесно взаимодействует с техникой и промышленностью. Совре­менные производственные технологии разрабатываются и совершенству­ются на научной основе. Более того, сегодня считается самоочевидным, что только те производственные технологии оказываются конкуренто­способными, которые имеют под собой обоснованную научную базу. Но раньше, до эпохи «большой науки», научные и технические революции происходили независимо друг от друга. Например, в легкой промышленно­сти Англии основные изобретения (начиная со второй половины XVIII в.), приведшие к значительному индустриальному подъему, были совершены отдельными изобретателями вне связи с научными разработками. Теперь же технические усовершенствования в развитых странах поставлены на конвейер, производятся на научной основе. Иными словами, сращение науки и техники является важнейшей отличительной чертой нынешнего уровня цивилизации.

Сегодня наука непосредственно участвует в процессах производства: она не только непосредственно снабжает промышленную сферу техноло­гиями, но и сообщает ей научный потенциал, придавая ей такую же нова-ционную заостренность, какой обладает сама, Это проявляется в процессах постоянного ознакомления персонала с новыми научно-прикладными достижениями, а также в процессах непрерывной перестройки самого про­изводства, готовности оперативно реагировать на любые новшества, спо­собные оптимизировать промышленный потенциал. Влияние науки сказы­вается и в проникновении научного подхода в управленческие стратегии — составление прогнозов, программ деятельности, повышение уровня конт­роля за процессом производства. Причем важную роль здесь играют ре­зультаты исследований гуманитарного цикла: данные инженерной пси­хологии, эргономики, социальной психологии, технической эстетики, педагогики оказывают непосредственное воздействие на повышение эф­фективности использования человеческого фактора.

культура грецииУченый часто выполняет функции организатора научных исследова­телей и их руководителя, что требует от него наличия определенных на­выков и знаний из области менеджмента как теории управления. Многие ученые сочетают собственно познавательную деятельность с пре­подавательской, которая, по сути дела, является самостоятельной про­фессией (для нее нужны специальные умения и постоянный личный профессиональный рост). Помимо работы в системе формального образо­вания, ученый обычно имеет возможность (особенно в достаточно зрелом возрасте) влиять на более молодое поколение неформальным способом, к которому лучше всего подходит название «наставничество». Укажем также на значимость этической компетентности современно­го ученого, на необходимость принятия этически важных решений, участия в различного рода этических обсуждениях и, может быть, экспертизах по теме его научных интересов. В эпоху демократической государственности ученые становятся социаль­но активными, включаются в обсуждение и решение общественных проблем. Они должны уметь выступать перед широкой публикой, выпол­нять различные социальные функции, связанные с их знаниями в научных областях. Ученые часто входят в правительственные структуры, участвуют в государственных комиссиях, выполняют различные заказы, дают оцен­ки, разрабатывают и реализуют проекты и программы. Кроме того, уче­ные должны уметь отстаивать свои права, объяснять обществу, зачем нужны их исследования, обосновывать свои притязания на финансирова­ние собственных проектов и настойчиво добиваться выделения средств у фондов и государственных структур.

Все это — примеры разносторонней деятельности современного учено­го. Сегодня далеко не каждый ученый может позволить себе роскошь быть кабинетным затворником. В наше время необходимость предельно концен­трироваться на занятиях своей предметной областью сочетается с необхо­димостью заниматься различными делами почти одновременно. Сегодняшний характер роста научного знания таков, что следует, по­жалуй, говорить не о динамичном, а о сверхдинамичном развитии множе­ства научных областей. Текущие обзоры, отражающие оригинальные ста­тьи за определенные временные интервалы, в этих областях почти сразу устаревают. Для активно работающих ученых существует весьма реаль­ная опасность устареть самим, т.к. в бурно развивающихся научных направлениях методы, научные результаты и концепции быстро утрачи­вают действенность. Утрата контакта с передним фронтом исследований означает для современного ученого просто выключение из актуального

научного продвижения. Это придает особенно сложный характер профес­сии современного ученого и выдвигает перед научным работником зада­чу быть всегда современным, востребованным, информированным, опе­ративно реагирующим, обновляющимся.

29Современный ученый не просто специалист, обладающий знаниями в какой-то узкой области. Сегодня круг задач, являющихся неотъемлемой частью его профессии, весьма широк. Охарактеризуем вкратце эти задачи. Ранее говорилось о необходимости владеть современными информаци­онными технологиями. Профессия ученого предполагает также знание основ библиографии как особой прикладной отрасли знания. Сюда входит умение находить необходимые сведения о публикациях, потреблять библиографиче­скую информацию, грамотно оперировать ею. Существуют общепринятые

правила цитирования, библиографических ссылок и описаний. Важная часть деятельности ученого — текстовая работа, создание собственных научных текстов. Ведь стержень современной науки — пуб­ликация. Сегодня прирост и функционирование научного знания держит­ся на публикациях. Публикация является как бы квантом прироста нового знания. Идеи, разработанные ученым, вводятся в оборот научного сооб­щества только после их публикации, проверки, подтверждения и приня­тия в циклах других исследований и отражающих их изданий. Сегодня предлагают рассматривать современное научное знание как гигантский гипертекст, связывающий перекрестными «нитями» отдельные публика­ции в единое информационное пространство. Ясно, что в этих условиях от ученого требуется особое умение писать, т.е. знать и правильно ис­пользовать общепринятые в науке нормы оформления научных текстов, учитывать стилевые особенности публикаций. Комплекс принятых стиле­вых стандартов иногда называют научной грамматикой. Она тоже явля­ется необходимой частью общей подготовки ученого. Так, в некоторых научных и учебных заведениях даже читают курсы для начинающих уче­ных под названием scientific writing «научное письмо».

Существенное место в научной информации занимает и патентная до­кументация. Это совокупность документов, включающих сведения, об изобре­тениях, открытиях и других видах интеллектуальной собственности. Сущест­вует специальная отрасль знания — патентоведение, которая занимается вопросами правового обеспечения интеллектуальной собственности. Па­тентная документация включает как юридические, так и научно-технические темы. Патентной документации должны быть присущи такие черты, как вы­сокая степень достоверности, оперативность, полнота сведений. Профессио­нальная разработка научно-исследовательской темы сегодня невозможна без предшествующей стадии патентных исследований, включающих поиск, анализ, целенаправленное потребление патентной информации. Говоря об умении обращаться с интеллектуальной собственностью в более широком контексте, следует указать на чрезвычайную важность правовой компетентности современного ученого. Это касается знания таких вопросов, как авторское право и его защита, приоритет, акаде­мические права и свободы и др. Как известно, вопросы правового обес­печения научной деятельности являются весьма деликатными и болезнен­ными для ученых (вспомним, например, такие острые темы, как плагиат, некорректное цитирование, споры о приоритете).

1Информатизацию науки можно считать специальным случаем ее общей индустриализации. Сегод­ня компьютер является необходимым инструментом в любых областях, на­уки. Он включается во все стадии работы: в поиск базовой информации по теме, планирование эксперимента, управление процессом экспериментиро­вания, теоретический анализ, предоставление результатов, научную ком­муникацию и т.п. Информатизация резко повышает возможности человека, позволяет ему осилить чрезвычайно сложные задачи. Однако, говоря об общеизвестных достоинствах компьютеризации, сле­дует отметить и ряд негативных моментов. Успехи информатизации заста­вили человека слишком доверять машине. Возникает тенденция трактовкитех или иных ситуаций (управленческих, познавательных и т.н.) в терминах компьютерных возможностей, т.е. ориентация на то, как эта ситуация будет проанализирована машинным способом; принятие решения в этом случае прямо связывается с тем горизонтом, который охватывается ком­пьютерными технологиями. Кроме того, ситуация в ряде областей челове­ческой деятельности показывает, что, к сожалению, в них наметилась опреде­ленная тенденция снижения собственного профессионализма пользователей информационных систем: человек перестает проявлять инициативу в обуче­нии, анализе обстановки, принятии решений. Между тем всегда существу­ют нестандартные ситуации, которые не могут быть предусмотрены в прог­рамме. Критики отмечают, что в ряде крупных аварий и катастрофпоследнего времени сыграла свою роль и повышенная вера в машину, утрата личной инициативы и ответственности. Общая ориентация на технические системы и подходы, связанная с компьютеризацией науч­ных исследований, ведет к унифицированности, обезличенности исследовательского мышления, способствует формализаторскому крену. При этом снижается уровень качественного, собственно человеческого ви­дения проблемы (ценностно-ориентированного, смыслового, неформаль­ного), что особенно неоправданно в социально значимых областях — меди­цине и здравоохранении, экономике, педагогике, политике и др. В итоге забывается, что машина является лишь вспомогательным средством чело­веческой деятельности и что единственным (и никем не заменимым) субъек­том познавательной деятельности и принятия решений является человек[2].

15Связи науки и техники приводят к взаимопро­никновению этих областей науки в технологию и технологии в науку. Сегодня наука опирается на мощную индустриальную базу. Для прове­дения экспериментов, наблюдений, исследований моделей теперь часто требуются колоссальные специализированные установки и коллективы обслуживающего персонала. Разумеется, эта тенденция также имеет не только положительные сторо­ны. Скажем, в гуманитарных науках привычка организовывать исследова­тельский проект масштабно, на основе солидного финансирования приво­дит, как отмечают некоторые критики, к снижению собственно креативной составляющей поиска; в некотором смысле здесь организационная практика начинает доминировать над собственно познавательной. Поэтому нередко широкомасштабные, технически оснащенные и дорогие программы исследо­ваний приводят парадоксальным образом к скудным научным результатам.  Информатика — группа дисциплин, занимающихся изучением к совершенствованием информационных процессов и обслужи­вающих их технических систем. Информатизация — это использование современных информационных технологий, их постоянное совершенствова­ние во всех важнейших областях человеческой деятельности — науке, управ­лении, образовании, производстве и т.п. Как известно, главными событиями информатизации явились микропроцессорная революция 70-х гг. XX в., разработка стандартной модели IBM PC с открытой архитектурой в начале 1980-х гг. и становление доступной для массового потребителя гло­бальной компьютерной сети Интернет в 1990-е гг.

18Это одна из центральных тенденций современной науки, набравшая особую интенсивность во второй половине XX в. Мате­матизация — это проникновение математических подходов и методов в другие области научного познания. Общеизвестна огромная роль точ­ных методов, математического моделирования, вычислительных экспе­риментов. Помимо естественных наук, которые существенно связаны с математикой, явление математизации коснулось и гуманитарных наук — истории, социологии, лингвистики и др. Интересные перспективы внедре­ния математики в гуманитарное знание связаны с разработкой новых не­количественных подходов в ряде математических направлений — теории множеств, топологии, теории графов и других, позволивших подойти к бо­лее точному изучению качественных аспектов и соотношений. Более общей стратегией, заключающейся в том, что научная проблема перево­дится на уточненный искусственный язык, является формализация (§ 2.7).

Общий принцип формализационных подходов был разработан в матема­тической логике. Формализация является также одним из опорных мо­ментов тенденции информатизации, о которой речь пойдет чуть ниже.

Заметим, однако, что к концу XX в. стала заметна некоторая утрата опти­мизма в отношении возможностей математизации. Это, конечно, не означает приостановки данной тенденции, просто отношение к ней стало сдержаннее по сравнению, скажем, с периодом 1950-1970-х гг. Более осторожно стали относиться к таким направлениям, как, например, распознавание образов, оп­тимизационные методы, теории принятия решений, математическое модели­рование (по поводу моделирования см. § 2.5). Критики наряду с признанием несомненных достоинств математизации в большинстве ее разновидностей тем не менее указывают, что существует ряд серьезных ограничений в ис­пользовании математических методов. Так, часто затруднен процесс интер­претации и экстраполяции полученных результатов; слабо осуществляется взаимопонимание разработчиков моделей — математиков и нематематиков; существуют серьезные вычислительные трудности; перевод проблем на язык чисел «размывает» содержательную основу принятия решений. В ряде об­ластей не оправдались надежды на конструирование имитирующих техниче­ских систем, способных конкурировать с профессиональной деятельностью человека. Не совсем оправдали себя и математические подходы в гума­нитарном регионе. Все это говорит о том, что математика, конечно, имеет границы своих приложений. Сегодня более четко осознается то, что матема­тизация науки не является самооправдывающимся предприятием, не может служить способом автоматического решения научных проблем. Видимо, новые перспективы науки будут связаны с более взвешенным подходом, с умелым сочетанием количественных и. качественных методов. Иными сло­вами, новые достижения науки будут зависеть от наращивания содержа­тельной рациональности.

киевская культураБ. Проявлением интеграции является, кроме того, отчетливое стремле­ние к унификации понятийного аппарата науки. В связи с этим в нашей философско-методологической литературе прошлых десятилетий активно обсуж­дался вопрос о т.н. общенаучных понятиях, примерами которых являются система, структура, энтропия, вероятность, алгоритм, информация. В. Ярким выражением интегративной тенденции является то, что на фоне общего массива наук периодически возникают и выдвигаются на роль объединяющего центра определенные интегративные науки, в ко­торых производятся широкие и перспективные обобщения. Примерами таких наук и научных подходов могут служить кибернетика, общая тео­рия систем, семиотика, теория информации, синергетика. Видимо, тяга к единству научного знания столь сильна, что возникновение подобных интегрирующих направлений всегда вызывает оптимизм ученых и фило­софов и сопровождается несколько завышенными ожиданиями.  Это противоположно направленная тенден­ция дробления научных областей. Ко второй половине XX в. возникла масса тонких подразделений внутри наук (например, в физике: физика

плазмы, физика твердого тела, механика сплошных сред и т.д.). Внутри наук нарастает специализация, приводящая к тому, что традиционно сло­жившаяся наука рассыпается на массу узких областей с собственной усложненной терминологией и проблематикой, отделенных друг от друга профессионально-институциональными заслонами. Так, в наше время в одной только геологии насчитывается не менее 80 дисциплин! Все это вызвано объективным требованием концентрации усилий ученых на то­чечных участках, и, конечно, это в значительной мере повышает эффек­тивность научного поиска. Действительно, сегодня мы видим продолжаю­щийся прирост специальных знаний. Но существуют и отрицательные следствия — утрата стратегического видения научного продвижения, за­труднение взаимопонимания ученых, нарастание потерь информации (фе­номены пересечения одних и тех же результатов в разных направлениях, невостребованность узких знаний высокоспециализированных научных областей). Сегодня многие исследователи высказывают свои опасения по поводу того, что дифференциация в ряде научных областей явно преоб­ладает над интеграцией. Например, в отношении медицинской науки эту точку зрения проводят Ю.П. Лисицын и В.П. Петленко[1].